Еженедельник собрания депутатов
ненецкого автономного округа
Телефон: 4-09-30
14 декабря 18:52
Четверг
Предложить новость

Лиса заметает следы

Руслан СВЕШНИКОВ Выпуск №35 (407) 9 сентября 2016 Закон и порядок

Как зоологический вид, лисица (vulpes) обладает двумя незаурядными свойствами: неутомимостью в поисках добычи и умением заметать следы своих проказ. Первое свойство, которым щедро наделена, по-видимому от природы, бухгалтер Елена Кузьмина, позволило нам назвать рассказ о её проделках «Лиса в курятнике» (ВНАО № 4 от 05.02.2016 г.). Как показали дальнейшие события, вторым лисьим талантом Елена Александровна оказалась одарённой в не меньшей степени.

Два таланта вида vulpes

Но сначала напомним, чем обернулись уникальные Леночкины способности по ощипыванию своих жертв. В качестве таковых она выбрала хорошо известную в округе бизнес-династию Недосветеев: Виктора Валентиновича, Веру Ананьевну и Дмитрия Викторовича. Отец, мать и сын работали на общий котёл, хотя и в разных ИП, пользовались единой кассой и нанимали одного на всех бухгалтера. Тот день, когда кто-то из знакомых порекомендовал Недосветеям 26-летнюю бухгалтершу Лену Кузьмину, стал чёрной датой в их бизнес-биографии. Произошло это в феврале 2013 года.

С той поры, вплоть до сентября 2014 года, Лена потрошила своих работодателей с ненасытностью голодной Патрикеевны. Потрошить было нетрудно, так как Недосветеи почему-то безоглядно доверяли бухгалтеру. Лисам, впрочем, не откажешь в обаянии и шарме, а их хитрость давно стала общим местом в фольклоре. В общем, за полтора года на службе у Недосветеев Елена Кузьмина не без помощи своей родни «обула» предпринимательское трио на 3 миллиона 323 тысячи рублей.

Леночкины ноу-хау по части, как ей казалось, относительно честного отъёма денег могли бы стать пособием для начинающих (и не только) мошенников и бестселлером, задумай она писать мемуары (дарим, кстати, идею). Лена штамповала платёжки на чистых листах с загодя проставленными подписями Недосветеев, перебрасывала на свой счёт их деньги, совершала многоходовые сделки, материализуя украденные рубли в крутые авто и снегоходы.

18 января 2016 года лисоньке прижали-таки хвост: суд вменил ей «присвоение или растрату» (ст. 160 УК РФ) и назначил наказание в виде лишения свободы на пять лет с отбыванием в исправительной колонии общего режима. Исполнение наказания было отсрочено до достижения ребёнком Елены Кузьминой четырнадцатилетнего возраста, то есть до апреля 2029 года. Иначе говоря, если Лена до этого времени не набедокурит, то отсидка в зоне ей не грозит.

Так завершилась первая часть лисьей эпопеи. И сейчас пришло время явить во всей красе другую ипостась вида vulpes: дар заметать следы.

Где деньги, Лен?

Удар по корпоративному бюджету «Резерва» (так называется компания, объединяющая все три ИП), нанесённый Еленой Кузьминой, оказался весьма ощутимым. Бизнес Недосветеев сжимался под напором кризиса и падающего платёжеспособного спроса населения. Традиционный товар – текстиль, стройматериалы, бытовая химия и всякая другая всячина – расходился с трудом. С зимы по осень 2016-го в «Резерв» пришли всего две машины с грузом. В лучшие годы их приезжало за полгода до тридцати. Возникли сложности с уплатой налогов.

Шанс поправить положение у Виктора Валентиновича, Веры Ананьевны и Дмитрия Викторовича был. Ещё шло следствие по делу о «присвоении или растрате», когда Отдел федеральной службы судебных приставов по НАО, исполняя постановление суда, наложил арест на автомобиль «Вольво ХС 90», который достался Елене Кузьминой в результате многоходовых и нарочито запутанных обменных операций. Начальная цена этого полноприводного внедорожника тянула по меньшей мере на полтора миллиона рублей. Но даже продажа его по остаточной стоимости могла залатать часть бреши, пробитой Леной в бизнесе Недосветеев.

Впрочем, продажа арестованной машины – дело хлопотное и нескорое. Одна оценка износа чего стоит. На удачу, как сначала думалось Виктору Валентиновичу, Вере Ананьевне и Дмитрию Викторовичу, судебные приставы обнаружили, помимо ликвидного имущества на колёсах, ещё и счета Елены Кузьминой в Ненецком отделении Сбербанка России. Один счёт оказался скромным – всего 28001 рубль 77 копеек. Другой посолиднее – 652600 рублей 74 копейки.

Конечно, эти активы, которые Леночка не успела обналичить и спрятать до приговора, не могли компенсировать более чем трёхмиллионный урон, установленный судом (из него на долю Веры Ананьевны Недосветей приходилось 177 тысяч рублей, Дмитрия Викторовича – 644 тысячи рублей, Виктора Валентиновича – 2,3 миллиона). Однако дать «Резерву» живительный глоток финансовой влаги были способны вполне. Нынешняя выручка всех трёх ИП на круг составляет примерно 1,5 миллиона рублей в месяц. Так что на чаше бизнеса «Резерва» 680 тысяч были бы даже не довеском – весом.

Что, казалось бы, может быть проще – списать с арестованного счёта деньги в пользу потерпевшей стороны, исполнив тем самым решение суда. Так нет же, не списали! Не успели. В результате от щедрот Елены Кузьминой Недосветею-старшему перепало – внимание! – пять тысяч рублей, перечисленных Службой судебных приставов. Остальные обворованные члены семьи не получили ни-че-го. Не надо быть докой по части новорусских финансовых реалий, чтобы догадаться: 680 тысяч арестованных (!) рублей бесследно исчезли. Как сон, как утренний туман. Как лисий след на снегу, заметённый пушистым хвостом.

«Где деньги, Лен?» – с такой перефразой слов из песни Высоцкого, казалось, должны были обратиться к условно-осуждённой растратчице суровые люди из Отдела федеральной службы судебных приставов по НАО. И такой же вопрос обязаны были задать они в Ненецком отделении Сбербанка России, дабы выяснить, кто разблокировал заблокированный счёт. А может на него вообще «забыли» наложить табу?

Но, как ни странно, на все эти вопросы пришлось искать ответ не судебным исполнителям и сыщикам, а Дмитрию Недосветею. Наверно, как самому молодому и крепкому нервами в семье.

Тайна сия велика есть

Начал он с банка. «На каком основании, – наивно поинтересовался Дмитрий Викторович, – подсудимая могла снять с арестованного счёта денежные средства»? И получил в ответ… благодарность от и.о. управляющего Ненецким отделением Сбербанка Никиты Неверова «за обращение». Поблагодарив Дмитрия за любезное внимание к своему банку, Никита Анатольевич разъяснил, что «в соответствии со ст. 857 «Банковская тайна» ГК РФ…сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены только самим клиентам (то есть Елене Кузьминой. – Р.С.) или их представителям», а также компетентным органам. «К вышеперечисленным категориям Вы не относитесь», – на всякий случай напомнил предпринимателю банкир.

Из Архангельского отделения Северо-Западного главного управления Сбербанка Дмитрию сообщили о том же, только на двух страницах. В главном Сбербанке страны отделались одной. Из Отдела федеральной службы судебных приставов по НАО пришло признание: «Установлено, что имеются открытые счета, принадлежащие должнику (Елене Кузьминой. – Р.С.), на которых находятся денежные средства в сумме 28249,79 рублей…Вынесено постановление об обращении взыскания».

И только-то? А где остальные искомые и взыскуемые деньги? А куда, спросим, подевалось содержимое счёта №42307810704210546441, на котором суд нашёл 652,6 тысячи рублей? Лисичка смахнула?

Дмитрий Недосветей пишет в органы, для которых банковская тайна не помеха: в прокуратуру НАО, Нарьян-Марский городской суд, окружной суд, Службу судебных приставов. И всем задаёт один и то же вопрос: на каком основании подсудимая, а впоследствии осуждённая, Елена Кузьмина, сняла не принадлежащие ей деньги? Ответов по существу Дмитрий не получает.

К слову, статья 36 федерального закона «Об исполнительном производстве» для исполнения судебного решения отводит два месяца.

Крепче за баранку держись, взыскатель!

Оставалось уповать на Ленин крутой внедорожник «Вольво ХС 90», который, если не забыл читатель, тоже был арестован судом в счёт покрытия ущерба. Спасательным кругом для подорванного бизнеса Недосветеев он вряд ли бы стал – по информации Дмитрия, оценщики назначили машине стоимость 86 тысяч рублей – однако каким-никаким подспорьем сделаться мог. Да и с какой радости упускать свои кровные?

Но и тут Дмитрия Викторовича ожидал подвох вполне лисьего свойства. За неимением у Отдела федеральной службы судебных приставов по НАО своего склада, «Вольво» передали на ответственное хранение Елене Кузьминой. Логичнее, наверное, было бы доверить машину Недосветеям, как и предлагал Дмитрий – благо у фирмы «Резерв» складские помещения имеются. Но ответственное хранение потому и называется ответственным, что предполагает обеспечение цельности и сохранности имущества, уже не принадлежащего бывшему собственнику. Проще говоря, «Вольво ХС 90», государственный регистрационный номер  А 053 АН 83, должно было быть передано взыскателю в том же состоянии, в каком поставлено на прикол.

На деле же всё вышло, мягко говоря, несколько иначе. В мае 2016 года следователь УМВД по НАО Игорь Кирнасов проверил, по заявлению Дмитрия Недосветея, где и как содержится обременённое арестом «Вольво». Увиденное обескуражило. Машина стояла у Лениного дома на улице Губкина в посёлке Искателей. Забегая вперёд, скажем: там пребывает она и сейчас, открытая всем ветрам, дождям и автомобильным хулиганам. У «Вольво» отсутствовало одно водительское и два пассажирских сиденья, куда-то запропастился аккумулятор, сломался задний мост – словом, автомобиль, как показал следователь, был не на ходу.

 – А я вообще не знаю, что являюсь ответственным хранителем! – так или примерно так сказала Елена Кузьмина, приговорённая судом к конфискации «Вольво».

 – А кресла из машины вытащил я, – пришёл на помощь Лене её гражданский супруг Анатолий Могольницкий. – Чтобы, значит, обеспечить доступ к устранению неисправностей. И аккумулятор снял, чтобы подзарядить…

Автору этой статьи было трудно поверить, что об отчуждённом, читай – чужом имуществе – можно столь трогательно и бескорыстно заботиться, если бы не постановление Отдела федеральной службы судебных приставов по НАО от 16 мая 2016 года, где подробно описан сюжет с раскуроченным «Вольво ХС 90». Этим постановлением, кстати, отказано в возбуждении по заявлению Дмитрия Недосветея уголовного дела в отношении Елены Кузьминой за порчу имущества.

Заплачу, когда хочу. Если захочу

Мы забыли сказать о третьем свойстве лисьей породы. Помимо ума и сообразительности, она отличается умением давить на жалость. Вспомним, как выжила Лиса Зайку из лубяной избушки. Прикинулась сиротой казанской, дрожащей от холода – и нету у Заиньки жилплощади. А Лиса Алиса так вообще разыгрывала инвалида первой группы.

Наша героиня повела себя похоже. Едва отзвучало грозное: «Именем Российской Федерации!..», как Елена Кузьмина испросила у судьи Александра Сивкова «рассрочку исполнения указанного приговора на 72 месяца». Суд, однако, ходатайству не внял, хотя Лена вспомянула и о малолетнем ребёнке, и о трёхмиллионном ущербе, ею же нанесённом, и о 170 тысячах рублей судебных издержек, на неё повешенных, и даже о трудной судьбе матери-одиночки. «Осуждённая в браке не состоит, – написала она о себе почему-то в третьем лице, – вместе не проживает, денежных средств на содержание ребёнка от «гражданского мужа» не поступает, пособие не получает». Кроме того, она, Елена Кузьмина, «оплачивает коммунальные услуги». А посему – «возвратить всю сумму, взысканную судом, не представляется возможным».

Вот так: откровенно, без обиняков. Не буду платить – и баста. А эти настырные Недосветеи пусть хоть лбами бьются о стену!

Пока они бьются, Лена, говорят, устроилась на работу к своему гражданскому деверю Виталию Могольницкому – помогает вести бухгалтерию двух точек, торгующих гламурной косметикой и парфюмерией. Дмитрий убеждён, что семейный бизнес Могольницких раскручивается на деньги семейного бизнеса Недосветеев, отжатого хищницей вида vulpes с попустительства органов правосудия и правопорядка. Криком отчаяния звучат строки из его писем: «Наши права никак не защищаются, на вопросы наши нет до сих пор ответов. Судебные власти их игнорируют. Это какой-то произвол!». И буквально на днях:  «…Или в стране нравственные устои перевернулись?».

Нам нечего добавить к этим словам.

Руслан СВЕШНИКОВ

Ваша оценка: 
Среднее: 5 (4 голосов)

Комментарии

Добавить комментарий